Ты дома

Творческое сообщество ФЗ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Творческое сообщество ФЗ » Психология (теория и практики) » Любовная зависимость или голодный эмоциональный ребёнок внутри нас


Любовная зависимость или голодный эмоциональный ребёнок внутри нас

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Когда мы входим в собственный внутренний мир брошенности, мы входим в мир очень маленького ребенка. Ребенок отчаянно жаждет любви, ему одиноко, он испуган и незащищен и хочет, чтобы кто-то о нем позаботился. Внутреннее пространство Раненого Ребенка содержит такую интенсивную панику, что часто мы избегаем ее большую часть жизни.

Но, как бы то ни было, когда кто-то нас покидает, или когда мы чувствуем себя изолированными и нам одиноко, пространство паники раскрывается. По сути, большинство из нас глубоко в бессознательном Эмоционального Ребенка верит, что никто никогда не будет с нами.

Наше поведение в отношениях — ревность, требования большего, бегство от близости, ужас в ожидании того, что другой нас покинет, — отражает это глубокое верование. Когда кто-то уходит от нас, пространство, в котором живет переживание брошенности, раскрывается в полной мере.

Чаще всего мы не соприкасаемся с глубиной и интенсивностью страха быть покинутыми, пока не пройдем через глубокий опыт брошенности.

...мне было так больно, что я был не уверен, что доживу до следующего дня. И это было нелогично, потому что мы оба знали, что отношения закончились, и каждый из нас идет дальше своей дорогой. У меня не было понятия, откуда приходит вся эта боль, а она продолжалась два года Я не знал, что коснулся тогда первобытной раны. Тогда я даже не знал, что значит «первобытный». Но с тех пор все мои значительные последующие отношения подводили меня на шаг ближе к принятию глубокого одиночества, которое я нес внутри.

Рана возникает из памяти о том, что мы не получили питания, в котором нуждались. Эта память — не столько воспоминание о конкретном событии или событиях, сколько клеточного уровня опыт негативной пустоты, которую наш Эмоциональный Ребенок отчаялся заполнить. Боль этой раны остается глубже видимой поверхности. Пока мы не решим сознательно ее принять и приветствовать, мы автоматически и непроизвольно движемся в компенсации или в защитное поведение, чтобы избежать ее чувствования. Мы можем стать холодными, отстраненными и антизависимыми — или болезненно зависимыми.

...Я прошел по обеим дорогам. Пять лет я был женат на женщине, которая страдала от тяжелых депрессий. Я не мог понять, почему она не могла встряхнуться и вырваться из них, и чувствовал себя беспомощным что-либо сделать или помочь. Для меня было непостижимо, что она переживала, потому что я просто не касался того уровня глубины, что был у нее. Мне было удобно в моей антизависимости.

...Мне было безопаснее ни в чем не нуждаться, и к тому же мне не приходилось чувствовать никакой боли или страха.

...Много лет спустя, как это часто происходит, я перепрыгнул в другую крайность и стал попадать в отношения с женщинами, которые хотели и нуждались во мне меньше, чем я в них.

... Я получил некоторый шанс попробовать на вкус собственное лекарство, чувствуя себя отвергнутым и нуждающимся, вместо того чтобы быть уверенным в себе и собранным.

Есть некоторые способы, которыми мы проигрываем рану брошенности в отношениях, пока не исследуем ее глубоко.

Мы ее проигрываем в драмах ревности, в бегстве от близости и требованиях, в ожиданиях в отношении партнера и друзей. Так или иначе, мы компенсируем ужасающий страх, что нас покинут.

Наши компенсации становятся болезненно непроизвольными и разрушающими.

Например, недавно ко мне пришла женщина с историей своих отношений с мужчиной. Он постоянно ее отвергал, она продолжала к нему возвращаться. Чем более он ее отвергал, тем более она умоляла Я спросил, что заставляет ее возвращаться. Она ответила, что две недели, проведенные без него, заканчиваются чувством такой тревоги, которую невозможно выносить. Она знает, что это не любовь, но одной мысли о том, чтобы снова заниматься любовью с ним, достаточно, чтобы она захотела с ним встретиться. Большую часть времени, когда двое людей вместе, под поверхностью игр ухаживания и всего энергетического карнавала — два голодных Эмоциональных Ребенка, каждый из которых ожидает или надеется, что другой заполнит его дыру.

Даже у самого закоренелого Антизависимого внутри скрывается Эмоциональный Ребенок, полный неосуществленных потребностей и ожиданий. Наши неосуществленные ожидания остаются на медленном огне, на дальней конфорке нашей осознанности, ожидая правильного человека и правильной ситуации, чтобы выйти на первый план.

Они не уходят, они только скрываются за отрицанием.

Но близость выводит наружу все. Наши требования и ожидания могут выйти наружу в ситуации секса, общения, проводимого вместе времени, — в любой форме, в которой мы надеемся заполнить внутреннюю пустоту. Мы ожидаем и требуем, потому что чувствуем глубокое неудовлетворение, но эти ожидания и требования только ведут к еще большему недовольству. Если мы ожидаем, мы не можем принимать.

Так как никто никогда не может удовлетворить нашу требовательность, отношения наполняются конфликтами и разочарованиями.

Мы используем всевозможные стратегии, чтобы заполнить дыру, вместо того чтобы чувствовать пустоту.

Например, мы играем роль хорошего отца — или внимательной матери — с тем, кто от нас зависит, веря при этом, что просто заботимся о другом, тогда как на самом деле просто прикрываем собственные страхи брошенности.

Мы играем в игру соблазнения и очарования, но никогда не отваживаемся на риск глубоких и преданных отношений из-за страха быть отвергнутыми.

Мы можем встречаться, но всегда оставляем открытой заднюю дверь.
скрывая это, или, может быть, не слишком скрывая.

Все это — прикрытия для страхов брошенности.

Когда кто-то не такой, как нам хочется, — не остается с нами все время, не дает того, что по внутреннему ощущению нам нужно, не понимает — мы чувствуем, что нам одиноко.

Самые незначительные вещи, которые делает другой, могут заставить нас чувствовать, что он или она на самом деле не с нами. В одно мгновение все наши чувства близости и дружбы рассеиваются.

Нас наводняют страхи, и со скоростью света мы движемся в реакцию — бороться, резко отсекать контакт, обвинять, нападать, угождать — что угодно, что заставит уйти некомфортное чувство. Паника одиночества так сильна и непроизвольна, что бросает нас в реакцию. Мы переходим в совершенно автоматический, привычный и непроизвольный режим. И, как нарочно, нас притягивают люди, которые тем или иным образом провоцируют нашу неисцеленную рану неудовлетворения и брошенности.

Существование хочет, чтобы мы столкнулись с этой раной. В группе из пяти человек, четверо из которых дадут нам все, что, как мы думаем, мы хотим, мы всегда выбираем единственного, который будет нажимать в нас на кнопки неудовлетворения и брошенности.

Темная сторона раны брошенности — исходящий из чувства предательства глубокий гнев, который мы несем внутри. Большинство из нас проецирует ярость на весь противоположный пол, основываясь на памяти о предательстве матери или отца. Но этот процесс обычно бессознательный и проявляется только после того, как мы пробыли с кем-то вместе некоторое время. Глубоко внутри мы хотим отдавать и принимать любовь, но часто на поверхности — желание отомстить. Гнев просыпается снова, медленно, но верно, во всех небольших — или больших — ситуациях, где мы чувствуем, что наши любимые и друзья нас предали.

Например, недавно я проводил сессию с мужчиной, который сказал, что его подруга занимается любовью с его лучшим другом. Когда я его спросил, что происходило в отношениях до этого, он ответил, что чувствовал, что ему не хватает секса, потому что она «слишком духовная», и у него были фантазии о других женщинах. Когда мы исследовали ситуацию глубже, обнаружилось, что он проигрывал отношения с матерью и полученную от нее сексуальную обусловленность. Мать заставляла его обещать, что он будет «хорошим человеком» и не пойдет по стопам своего «сексуально озабоченного» отца. Естественно, он сдерживал много бессознательной ярости на то, что позволил матери таким образом кастрировать свою энергию. Постепенно он смог увидеть, сколько в нем было гнева и в отношении его девушки.

Наши бессознательные реакции ярости друг на друга помогают мало. Прежде чем станет возможным проделать какую-либо значительную работу, мы должны искренне договориться не выбрасывать гнев друг на друга Хорошо начать работать с гневом и болью, не реагируя автоматически или бессознательно.

Иначе энергия подкармливает Эмоционального Ребенка Более того, мы можем впасть в заблуждение, что путь к исцелению ведет через проговаривание и обсуждение.

Но проговаривание, прежде чем мы разовьем более глубокое понимание брошенности, часто мотивируется потребностью в признании, любви или внимании.

Это ведет только к большему отвержению и конфликту.

Мы можем начать «за здравие», но вскоре оказаться спровоцированными, потому что только и ищем, за что бы зацепиться.

Сами того не зная, мы ждем возможность чем-то обосновать уже существующий гнев и недоверие, начать мстить или реагировать. Когда что-то провоцирует рану брошенности, не проходит и миллионной доли секунды, как мы перемещаемся от раздражителя к реакции. Этот механизм действует мгновенно и глубоко автоматически. Одно из средств, которые мы применяем, — попытка растянуть время между раздражителем и реакцией, чтобы было время и пространство чувствовать рану и быть с раной, когда она провоцируется. Мы словно удлиняем расстояние между «провокацией» и ответом, чтобы создать время для чувствования. Рана есть всегда, но обычно у нас нет времени ее чувствовать, потому что мы быстро движемся в реакцию.

Невозможно не реагировать или не искать спасения в пристрастиях до тех пор, пока мы не поймем работу чувства брошенности.

Попытки прекратить ее силой воли только сделают нас перенапряженными и заставят осуждать себя за возвращение к старому. Страхи, стоящие за брошенностью, так сильны, что одолевают даже волю. Но если мы начинаем признавать глубину и интенсивность паники брошенности, то мы видим, как мощно эти силы воздействуют на наши отношения. Понимание постепенно дает нам дистанцию от непроизвольных и механических реакций.

Практически задача внесения осознанности в раны брошенности и неудовлетворения подразумевает обращение внимания на большие и маленькие провоцирующие их раздражители. Значимые раздражители, такие как отвержение, утрата или конец отношений, обычно удерживают наше внимание, потому что они болезненны. Но часто при этом мы теряемся в страхах, и наблюдать некому. Нас охватывает ужас, и утрата или отвержение только усиливают наше недоверие или безнадежность. Но если наблюдать с немного большим пониманием, мы начинаем видеть, что была спровоцирована рана, что она была всегда, и что процесс горя делает нас сильнее. Небольшие же раздражители обычно вообще ускользают от нашего внимания, и мы даже не признаем, что была спровоцирована рана брошенности. Мы быстро движемся в реакцию (что часто вызывает ответную реакцию) или уходим в защитные образцы.

Незамеченными могут оказаться раздражители, когда мы испытываем раздражение или гнев, если все получается не по-нашему, или в ситуациях неисполненных ожиданий, если мы чувствуем себя лишенными любви, внимания, уважения, чувствительности или прикосновения.

Говоря о неудовлетворении и брошенности, важно упомянуть ситуацию любовного треугольника.
Когда человек оказывается в одном из углов треугольника, и его или ее любимый встречается с кем-то другим, это постоянная провокация раны. Это все равно, что постоянно получать дозу чувства брошенности внутривенно. Не всегда возможно и даже необязательно избегать этих ситуаций. Иногда это именно то, что приносит жизнь, и что по какой-то причине нужно пережить. Но хорошо осознавать, чему мы себя подвергаем.

Утрата и разочарование — это опыты, которые нам всем приходится переживать. Когда мы более способны наблюдать, мы можем принимать эти жизненные периоды, чувствовать боль, как бы она ни была глубока, и продолжать жить. Если мы можем оставаться с опытом страха и боли, которые приходят каждый раз, когда провоцируются раны, это исцеляет, и в нас развивается больше и больше пространства для каждого нового раздражителя. Переживая страхи и боль, когда они приходят, мы постепенно более и более выходим из-под контроля состояния ума Ребенка в нас Эмоциональный Ребенок менее и менее влияет на то, как мы видим и чувствуем опыты, происходящие в нынешней жизни, и восприятие становится менее и менее загрязненным травмами прошлого.

Я нахожу, что прорабатывание раны брошенности — основная составляющая в способности создавать любовь. Один из безусловных аспектов работы — осознание того, что рана существует. Другой — чувствование ее и некоторое знание того, откуда она приходит. Также я заметил, что достиг некоторых пониманий, которые кажутся существенными в отношениях.

Во-первых: люди такие, как есть, и нельзя ожидать, что они изменятся. Во-вторых: придет время, когда мой Эмоциональный Ребенок подвергнется эмоциональному голоду, потому что в личности другого всегда будут стороны, которые мне не понравятся. Когда я с ними сталкиваюсь, я, или, точнее, Эмоциональный Ребенок во мне, может почувствовать, что ему очень одиноко, испытать разочарование и опустошение.

В конце концов, я знаю, придет время, когда придется проститься друг с другом. Может быть, один из нас умрет, или, может быть, просто покинет другого. Но я должен быть готов столкнуться с болью брошенности.

Часто я слышал, как мой мастер говорил о разнице между чувством, что человеку одиноко, и позитивным одиночеством.

Чувство «одиноко», как он объяснял, это темная дыра, пугающее негативное пространство. Но позитивное одиночество — в нашей природе; это то, что он описывает как Эверест медитации, ^о начала исследования моей собственной раны брошенности я понятия не имел, о чем он говорит.

Теперь я вижу, что мои чувства неудовлетворения и пустоты — это образ мышления и чувствования Эмоционального Ребенка во мне, и скорее всего, таким он и останется. Этот умственный набор может в любой момент оказаться спровоцированным, но у меня достаточно позитивных опытов одиночества, чтобы знать, что чувство «мне одиноко» пройдет.

Одиночество, согласно моему опыту, может быть безмерно блаженным и горько-сладким, но в нем нет паники или лихорадочности, присущих состоянию ума покинутого Ребенка Это просто принятие жизни.

Упражнения

1. Внесение осознанности в рану эмоционального голода.

а) Ответьте на вопрос: «Я чувствую неудовлетворение
(лишение, боль или гнев), когда...»
Какое конкретное поведение другого заставляет вас чувствовать себя преданным или неудовлетворенным в близких отношениях? Определите очень конкретно, что человек делает или не делает, говорит или не говорит?

б) Какие ожидания у вас есть в этих случаях?

в) Какие верования вы связываете с этими ситуация' и?

2. Обратное отслеживание от раны до источника.

а) В каких ситуациях вы чувствуете себя лишенным(ой) или брошенным(ой) таким же образом, как в детстве? Может быть, чувствуя, что рядом никого нет? Чувствуя вторжение? Чувствуя непонимание? Чувствуя, что вас никто не слушает?

б) Как вы научились справляться с этой неудовлетворенностью? Какие верования вы сформировали о жизни, сталкиваясь с ней?

3. Направление энергии не в реакцию, а к ране.

В следующий раз, когда вы поймете, что в вас спровоцировано неудовлетворение, попытайтесь отозвать энергию из реакции и просто войдите в чувствование того, что происходит внутри. Что чувствуется в теле? Какие приходят мысли? Какие страхи? Что хочет ваша энергия?

Ключи
• Раны брошенности и эмоционального голода распространены повсеместно и чаще всего приносят самые глубокие и ужасающие страхи. Они приходят из сильного чувства, что нас не хотят, мы не нужны, нас не поддерживают или не видят. Каждый из нас переживает это по-своему, но у всех нас внутри остается глубокий голод и жажда любви. Мы можем их компенсировать, становясь зависимыми или требовательными, пытаясь добиться того, чтобы другой нас «спас», или уходя в собственный изолированный мир и развивая ложное чувство самодостаточности.

• Раны брошенности и неудовлетворения становятся источником величайших конфликтов и страданий в наших отношениях, потому что мы хотим, чтобы другой спас нас от их чувствования.

Мы не осознаем, что на самом деле идем
к другому из пространства брошенного, неудовлетворенного Ребенка, жаждущего получить поддержку и питание.

В результате мы встречаемся с отвержением, потому что другой не хочет играть для нас роль спасителя. У него или у нее достаточно проблем в питании собственного брошенного Ребенка. Но мы упорно и настойчиво продолжаем попытки, потому что не понимаем связи между собственными ожиданиями, требованиями, реакциями и раной.

• Мы можем совершить большой шаг за пределы обычного страдания, присущего нашим отношениям, просто осознавая связь между раной и собственной реактивностью. Понимая глубину собственной паники, мы можем видеть, почему и как мы реагируем.

4. Внесение осознанности в рану брошенности прокладывает дорогу к тому, чтобы мы научились быть с самими собой — быть с экзистенциальной истиной собственного одиночества. Один из глубочайших страхов — остаться одному. Работая с раной, мы можем начать видеть, что наши страхи основаны более на травмах прошлого, чем на нынешней ситуации.
Однажды набравшись храбрости, чтобы пережить негативное одиночество, мы касаемся блаженства одиночества подлинного...

Кришнананда Кришнананда (Томас Троуб)
глава из книги "ЗА ПРЕДЕЛЫ СТРАХА". (http://www.ovo-kand.mels.ru/K1/1.htm)

0

2

Вот интересно. Чтобы чувствовать себя любимыми, одним людям необходимо созваниваться каждые два часа и завершать разговор словами: "Целую, люблю, скучаю". А другие считают, что все это сопли. Вполне достаточно вместе спать после работы, а выходные проводить отдельно: она — в магазинах, он — в гараже. Кто-то, обидевшись, собирает вещи и уезжает на Бали, а кто-то не выдержит и пяти минут ссоры — сделает все, чтобы его обняли, приласкали, простили.

Это естественно: все люди в любви ведут себя по-разному. Однако психологи утверждают, что все многообразие отношений можно уложить в три вида: избегающая, тревожная и безопасная любовь.

Любовь избегающая

Объясню на примере. Я знала пару, которая пять лет прожила в гостевом браке. По будням он — профессор в Твери, она — студентка в Москве. В выходные все вместе гуляют с маленькой дочкой: сладкая вата, крем-брюле, тихое скрипение кровати ночью. Те, кто верят в астрологию, поймут, как это случилось: встретились воздушные знаки Водолей и Близнецы, сдуру расписались, а потом каждый зажил своей жизнью, нехотя пересекаясь по выходным. К слову сказать, он предлагал сделать аборт: не хотел портить жизнь 19-летней девчонке. Но дочь родилась. А отношения закончились как-то сами собой: просто в один из выходных он не приехал, а она не позвонила. В следующий раз профессор позвонил поздравить дочь с днем рождения — ей как раз исполнилось 18 лет.

Такую разновидность любви психологи называют избегающей.

Ее признаки:

    * партнеры больше всего ценят свою независимость;
    * предпочитают проводить время отдельно друг от друга;
    * заводят заранее бесперспективные отношения, например, с женатыми и замужними;
    * свидания с удовольствием меняют на собственные хобби, встречи с друзьями, путешествия, кино-вино-домино;
    * избегают слова "мы", предпочитая местоимение "я";
    * не выносят, когда их ограничивают;
    * не ноют: "Я скучаю", "Мне не хватает твоего внимания", "Мы так редко видимся". Не любят говорить о любви;
    * флиртуют сами и дают свободу партнеру;
    * не стремятся к официальному браку;
    * легко расстаются и ищут новых партнеров.

Любовь тревожная

Это та разновидность отношений, которую терпеть не может большинство здравомыслящих людей, но которая, увы, свойственна многим девицам тонкой душевной организации и неуверенным в себе Отелло. Я тоже через это прошла в свое время и отлично помню признаки болезни :). А именно:

    * вы хотите быть вместе постоянно: днем, вечером, ночью, всегда! Если объект по каким-то причинам уклоняется (работает, мерзавец), значит, все плохо: вас не любят;
    * вы молитесь на телефон, силой взгляда заставляя его позвонить. Или звоните сами — часто и без всякого повода;
    * в случае ссоры часами ждете возлюбленного на автобусной остановке у его дома, как верный пес Хатико — умершего хозяина. Дождь, снег и холод только усиливают романтические переживания;
    * если же партнер наконец появляется, вы храните ледяное молчание, бросая убийственные взгляды или, напротив, полностью избегая смотреть в глаза;
    * всеми правдами и неправдами вы выманиваете признания в любви. Это вас успокаивает;
    * в случае любого дискомфорта угрожаете немедленным расставанием, всей силой воображения драматизируя события;
    * заставляете партнера мучаться и ревновать, рассказывая о других мужчинах;
    * в припадке ревности проверяете его телефон, емейл и карманы;
    * если чувствуете, что партнер отдаляется (с регулярностью раз в день), предпринимаете решительные действия: слежка, сцена ревности, слезы, при необходимости — попытка суицида...
    * Регулярно ставите ультиматумы: "Если ты уедешь, мы расстанемся", "Приходи сейчас или никогда".

Обычно все заканчивается печально: партнер не выдерживает эмоционального напора и предпочитает более спокойный стиль любви с кем-то еще.

Любовь безопасная

Этот стиль любви может показаться скучным и тем, кто ценит в отношениях независимость, и тем, кто предпочитает мексиканские страсти, но думаю, с годами все без исключения стремятся именно к такому виду привязанности. Признаки безопасной любви:

    * вы доверяете партнеру и не устраиваете скандал по любому поводу. Даже если он вернулся под утро в губной помаде, вы попробуете его понять;
    * открыто выражаете чувства и не пытаетесь играть в игры. Курсы стервологии не для вас;
    * вам не нужны ежедневные доказательства его любви. Вы чувствуете это кожей;
    * в конфликтах вы не пытаетесь размозжить партнеру голову или выбросить его вещи из окна;
    * вы искренне хотите понять друг друга;
    * не ищите недостатки в партнере, вы их прощаете;
    * делитесь успехами и проблемами, находя неизменную поддержку в партнере;
    * чувствуете близость, даже если у вас нет возможности выразить ее физически.

Любопытно, что отправной точкой для этого исследования послужило наблюдение за поведением младенцев, проведенное в 60-х годах. Согласно эксперименту мать выходила из комнаты, оставляя ребенка одного. Одни дети плакали, но по возвращению мамы успокаивались и продолжали играть (безопасные отношения). Других отсутствие родительницы огорчало, но и возвращение не утешало: они сердились и отталкивали мать (тревожные отношения). А третьи вели себя, как ни в чем не бывало: продолжали играть, игнорируя маму (избегающие отношения), однако датчики фиксировали учащенное сердцебиение и возрастающий гормон стресса у таких детей. Если верить психологам, наши взрослые отношения напрямую зависят от того, как мы умели любить и чувствовать в детстве.

0

3

Больные неврозом, согласно когнитивной психотерапии, живут, сами того не осознавая, по следующим правилам:

1. Мне должен сопутствовать успех в любом деле.

2. Необходимо, чтобы меня принимали, любили и восхищались все люди и во все времена.

3. Если я не на вершине, то я в яме.

4. Прекрасно быть популярным, известным, ужасно быть непопулярным.

5. Если я сделал ошибку, то значит, я ничтожество.

6. Моя ценность как личности зависит от того, что люди думают обо мне.

7. Я не могу жить без любви. Если мои близкие (возлюбленная, родители, ребенок) меня не любят, это ужасно.

8. Если кто-нибудь не согласен со мной, это значит, что он не любит меня.

9. Если я не воспользуюсь каждым удобным случаем, чтобы продвинуться, то буду потом раскаиваться.

Подобные правила ведут к несчастью. Невозможно, чтобы личность все любили во все времена. Степень любви и отношений постоянно колеблется. А при таких правилах любое уменьшение любви рассматривается как ее исчезновение.

Ошибка в оценке любой информации приводит к тому, что психическая травма бывает тяжелее, чем физическое повреждение.

Техника когнитивной психотерапии как раз и состоит в том, чтобы позиции больного были вскрыты, и в том, чтобы помочь больному решить, не приводят ли его мысли к саморазрушению. Короче говоря, больной должен на собственном опыте научиться понимать, что некоторые его жизненные концепции сделали его менее счастливым. Ему было бы лучше, если бы он руководствовался более реалистическими правилами. Но врач не постулирует свои концепции, а просто высказывает альтернативные правила. А принять их или нет, — это уже дело больного.

Михаил Литвак

0

4

- Почему ты постоянно молишься? - спросил Мастер.
- Потому что молитва избавляет меня от тяжести.
- Так оно обычно и происходит.
- Что же здесь плохого?
- А то, что ты отвлекаешься от главного и не видишь того, кто эту тяжесть на тебя взваливает.

0

5

Ученик как-то сказал своему учителю:
— Милый мой учитель, я не могу больше выносить, чтобы что-нибудь отвлекало меня. Как найти мне ближайший путь к Богу?
Учитель ответил:
— Где путь труднее, там ты и иди; бери то, что бросает мир; и что делает мир, ты не делай. Иди противно миру во всех вещах, и тогда ты придёшь к Нему ближайшим путём!

0

6

это да  :rofl:  путь через  кладбище самый быстрый)))

0

7

через воду и ветер медленнее?

0

8

в смысле если утопят и хоронить не будут? )))))    ....  :rolleyes:  Ник,  мне представилось что будет с человеком,  который делает всё против мира  :rolleyes:  ....если крестьяне  на вилы не нанижут, то карма в порошок сотрёт, дальше кладбища не уйдёт.   :rolleyes: но это тоже путь к Богу, и, наверное, самый быстрый

0

9

что тебе представилось я поняла), но там про другое и это ты тоже понимаешь, просто захотелось тебе так сказать, пошутить и эгрегор форума в твоём лице был непротив))). Против тут значит просто обозначение не с ним. Будучи в нём мирно, внутренне душа в горнем.
Все учения схожи в истоке, а многие путают радость с беззаботностью.

0

10

вообще я действительно эти строчки воспринимаю именно так:  если хочешь быстро - умри, но я понимаю почему ты воспринимаешь иначе

0

11

может быть

0


Вы здесь » Творческое сообщество ФЗ » Психология (теория и практики) » Любовная зависимость или голодный эмоциональный ребёнок внутри нас


создать свой форум бесплатно